Tezos, Кейтлин Маккафри и Артур Брейтман: история крупнейшего скандала в крипто-сообществе

Переводим статью Wired о том, как крупнейший ICO-проект не запустил блокчейн-сеть для смарт-контрактов и обвиняется растрате. В первой части — Артур Брейтман знакомится с Кейтлин Маккафри, придумывает Tezos и решает провести ICO в Швейцарии. А Йохан Геверс берет на себя управление фондом и контролирует выпуск токенов.

Артур и Кейтлин Брейтман думали, что им известен секрет создания новой децентрализованной утопии, но не догадывались, что на пути к ней им придется пройти через новый вид ада. Крипто-трагедия в трех действиях.

Перевод и адаптация статьи Wired

Оригинал материала: wired.com

Действие первое

Сцена 1. Знакомство

Кейтлин Маккафри и Артур Брейтман познакомились весной 2010 года. Несмотря на разницу в темпераментах и происхождении, их знакомство быстро переросло во взаимную симпатию.

Дочь подрядчика из Бронкса и учительницы начальных классов из Ирландии, закончившая католическую школу для девочек в штате Нью-Джерси, всегда была энергична и остроумна, а в ее словарном запасе термины из философских и экономических трудов органично сочетались с грубостью моряка торгового флота.

Артур же вырос на окраине Парижа в семье известного драматурга и госслужащей, а в 18 лет выиграл первую для Франции медаль на Международной олимпиаде по информатике, что привело его в знаменитую Политехническую школу, которую он закончил по курсу прикладной математики и вычислительной техники. В 28 он работал финансовым математиком в подразделении высокочастотной торговли Goldman Sachs.

Проводить время с Артуром, крайне увлекающимся человеком, было гораздо интереснее, чем сидеть на лекциях в Корнеллском университете. Уже через день после того, как Кейтлин окончила колледж, Артур сделал ей предложение на Площади Согласия в Париже.

Учитывая образование и опыт работы Артура в математике, вычислительной технике и экономике, было совершенно естественно, что он заинтересовался биткоином. Свои первые монеты он купил, когда еще мало кто о них слышал. Он проводил часы, изучая документацию биткоина, однако первая криптовалюта казалась Артуру и Кейтлин громоздкой и полной ограничений. Они были уверены, что блокчейн способен на большее.

Сцена 2. Идея проекта

В широком смысле блокчейн позволяет группе незнакомых людей договориться о некоей отправной точке и совместно двигаться дальше на основании такого договора. Блокчейн биткоина предназначен для устранения таких могущественных посредников как банки, но в теории блокчейн мог бы заменить собой любую организацию. За свои услуги такие централизованные организации получают не только комиссионные, но и контроль над нашей жизнью. Теоретически блокчейн открывает перед нами новые возможности для решения сложных проблем координации процесса, не давая самим координаторам извлекать слишком большую прибыль.

Именно эта идея изначально лежала в основе самого интернета, но его потенциал в области коллективных усилий оказался сосредоточен в руках таких гигантов как Amazon, Facebook и Google — новых и чрезвычайно могущественных доверительных третьих сторон. И вот появился блокчейн, открывший путь к по-настоящему децентрализованному миру. Вокруг него быстро сформировалось сообщество предпринимателей и шифропанков, а Брейтманы с интересом за всем этим наблюдали.

Большинство из новаторов в блокчейн-индустрии просто брали исходный код криптовалюты, вносили в него предпочтительные для них изменения и запускали альтернативные версии в виде отдельных криптовалют. По мнению Артура и Кейтлин, такая ситуация напоминала Кембрийский взрыв и была совершенно никчемной тратой ресурсов. Гораздо более предпочтительным решением они видели использование механического способа организации и упорядочивания этого эволюционного процесса, который бы позволил интегрировать наиболее успешные разработки на базе блокчейн-технологии в единый проект. Нечто подобное было невозможно реализовать в рамках биткоина.

Сцена 3. Tezos и Ethereum

Пока Артур и Кейтлин продолжали обсуждать возможности блокчейна и официально оформляли свои отношения, сыграв свадьбу во Франции летом 2013 года, на сцене появился 19-летний гений Виталик Бутерин со своим проектом Ethereum, в техническом описании которого, зачитанном Артуром до дыр прямо во время медового месяца в Ботсване, предлагалась идея не просто децентрализованного банка, а единого децентрализованного глобального компьютера.

Автор Ethereum пошел гораздо дальше простого перемещения денег в пространстве, предложив «смарт-контракты» — автоматическое исполнение программ, позволяющее группе людей запустить, например, страховую компанию со сбором страховых премий, автоматизацией актуарных процессов и выплатой возмещений.

Ethereum был практически тем, что представлял себе Артур, но в этом проекте недоставало системы управления на основе участия. Хотя у Ethereum было гораздо больше гибкости, чем у биткоина, у тех, кто был не согласен с выпускаемыми командой Бутерина обновлениями, было только два варианта: принять их или запустить «форк» в коде и двигаться дальше уже своим путем. Артур решил создать конкурентный проект с по-настоящему децентрализованным управлением, где власть и контроль уступят место новому порядку, вознаграждающему за компетенцию и заслуги перед сообществом.

Летом 2014 года спустя некоторое время после медового месяца Артур подготовил несколько Whitepaper, в которых описал недостатки биткоина и точно предсказал проблемы, с которыми в скором времени должен был столкнутся Ethereum, а также резкий рост количества новых криптовалют-однодневок. Там же он предложил новую платформу, Tezos, первую «самонастраиваемую» криптовалюту, способную ассимилировать самые лучшие из новомодных идей. Но никто не обратил на это внимания, даже среди его коллег в Morgan Stanley, которым он безуспешно пытался объяснить всю перспективность своей идеи. Однако существовала и другая, относительно новая опция — ICO, с помощью которой Ethereum, например, привлек 18 млн. $, выросшие на пике рынка в 135 млрд. $ — размер экономики небольшой страны.

Сцена 4. Йохан Геверс из Monetas

Еще в 2011 году Артур познакомился с живущим в Швейцарии южноафриканцем Йоханом Геверсом, впоследствии одним из организаторов продажи токенов Ethereum. По его рекомендации и с его помощью Артур и Кейтлин решили пойти тем же путем. Однако задуманный как амбициозная утопия проект стал одним из крупнейших скандалов в крипто-сообществе.

Супруги Брейтман считали, что будут счастливчиками, если привлекут 20 млн. $ и окажут на отрасль хотя бы скромное влияние. К их общему удивлению Tezos стал не только крупнейшим ICO в истории, но быстро превратился в разочарование и бесконечные судебные тяжбы.

Йохан Геверс родился в ЮАР около пятидесяти лет назад. Он перебрался в Канаду в 1998 году, а после кризиса 2008 года глубоко погрузился в биткоин. В 2012 году он стал сооснователем Monetas — стартапа, предлагавшего решения в сфере цифровых платежей. После долгих поисков подходящей юрисдикции Геверс и его детище осели в кантоне Цуг в Швейцарии, насчитывавшем 115 000 жителей и 29 000 компаний в 2010 году.

Сцена 5. ICO в Швейцарии

В 2013 энтузиасты блокчейна облюбовали кантон Цуг: благодаря законодательству вместо того, чтобы просить людей купить токены, которые могут никогда не стать ценностью, крипто-проекты могли привлекать пожертвования, вознаграждая своих спонсоров токенами. Структура таких фондов гарантировала сохранность и целевое использование собранных пожертвований, а надзором за их деятельностью занималось федеральное ведомство. Самое главное — ни один из таких новых инструментов технически не являлся ценной бумагой, оставаясь вне зоны полномочий регулирующих органов США и ЕС.

На фоне успеха Ethereum и швейцарских ICO кантон стал Меккой для предпринимателей, веривших в будущее технологии. Он первым в мире стал принимать криптовалюты для уплаты налогов. На фоне такого льготного законодательства оставалась одна серьезная проблема — безопасность токенов. В 2016 году DAO привлекла в рамках ICO 150 млн. $, а спустя немного времени хакеры похитили 50 млн. $ из этих средств. Хотя этот инцидент прямо и не повлиял на объемы ICO в 2017, большинству в отрасли было ясно, что основная угроза не в мошенниках, а слабой безопасности технических решений. И именно эту проблему должна была решить новая платформа Артура — Tezos.

Сцена 6. ICO Tezos

Геверс, Брейтманы и юристы из MME — швейцарской юридической фирмы — согласовали структуру швейцарского фонда для привлечения средств в ходе ICO проекта Tezos. Помимо сбора средств фонд должен был ими распоряжаться. Сами Брейтманы — как создатели технологии и ключевые фигуры для запуска платформы — заключали с фондом коммерческий контракт, который должен был гарантировать их незаинтересованность в пустой эмиссии токенов. В президенты фонда Геверс подходил как никто другой — он казался логичным выбором и обладал необходимым опытом, а более подробная экспертиза его профессиональных навыков казалась излишней. Но по его словам, он был крайне занят Monetas и собирался закрывать очередной крупный раунд финансирования. В правление фонда вошли еще двое — технический специалист, связанный с Артуром, и немецкий бизнесмен, рекомендованный юристами из MME.

Однако вскоре у Брейтманов появились первые сомнения на счет Геверса — Кейтлин интересовалась его успехами в привлечении инвесторов в Monetas и предлагала помощь с продвижением в Кремниевой долине, но он никак не реагировал. А уже 2 июня 2017, через день после запуска ICO, правление фонда одобрило изменения в уставных документах, наделившие Геверса правом единоличной подписи для доступа к банковским счетам и сейфовым ячейкам фонда. Алекс не видел в этом ничего страшного — во-первых, это сделает фонд более эффективным, а больше всего Брейтманы беспокоились, что из-за занятости в собственном проекте у Геверса не будет времени для фонда.

Решение в любом случае принимало правление, а голоса в нем у Брейтманов не было. Да и их мысли были больше заняты уязвимостью ICO перед хакерами. Меньше чем через две недели Tezos привлек 232 млн. $, став крупнейшим ICO в истории на тот момент.

Продолжение в следующей части. Следите на новостями United Traders в социальных сетях.

Другие статьи